[Петербурженка]
Все люди - хуй на блюде.